Просмотров: 42

ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА: ОТ БИО-СОЦИАЛЬНОГО
К ДУХОВНО-БИО-СОЦИАЛЬНОМУ

(критика догмы о решающей роли биокомплекса в социальной эволюции человека)

Г. В. Задорожный

д. э. н., профессор, академик Академии философии хозяйства,

академик Академии экономических наук Украины,

академик Международной кадровой академии,

Харьковский национальный университет имени В. Н. Каразина

О. Г. Задорожная

к. э. н., доцент, член-корреспондент Академии экономических наук Украины,

Харьковский национальный университет имени В. Н. Каразина

Нужно не гнаться за исправлением отдельных ошибок или пороков,
а рвать корень, менять систему координат.

М. Мамардашвили

Биосоциальная догма как искаженно-вредоносное мировидение

Традиционное понимание социальной эволюции человека в онтогенезе как наследие, прежде всего марксизма, сущностно искажает понимание онтологического начала в человеке, опирается на теорию двойственного (диалектического) понимания человека как био-социального существа, на отрицание того, что человек является духом, обладает духовностью и нравственностью, изначально заложенными в своей внутренней природе. Игнорируется то, что «человек – это больше, чем психика: человек – это дух» (выделено нами – Г. З., О. З.); что «человеку дано быть духом: он призван быть духом; в этом основной и священный смысл его жизни» . Такой подход материалистов-диалектиков позволяет традиционно-догматически негласно утверждать, что человек произошел от обезьяны, потому вся социальная эволюция человека рассматривается ими на основе биокомплекса и его развития во внешней социальной среде. При этом некритически утверждается, что методом исследования человека в формате социальной эволюции человека в онтогенезе является «системно-диалектический, означающий, во-первых, что человек обусловлен системой-обществом, в котором он социализирован, но, в свою очередь, и сам является системой, обусловленной взаимодействием биологических, культурных и социальных факторов. И, во-вторых, этот метод означает рассмотрение человека в развитии, т.е. социальную эволюцию человека в онтогенезе и, при этом, развитие самих факторов эволюции» (выделено нами – Г. З., О. З.).

К исходным посылкам анализа Н. Л. Румянцева относит концепции: И. Павлова, обозначившего как цель жизни ее сохранение; К. Маркса, вскрывшего сущность социальных отношений при капитализме как базового внешнего фактора социальной эволюции человека; Л. С. Выготского и его последователей, развивавших фундаментальный принцип первостепенности социокультурного фактора в онтогенезе социальной эволюции человека; Промптова, Лоренца, Фета и др., обосновавших развитие биологического фактора в социокультурной среде в развивающемся человеке; В. П. Зинченко, очертившего контуры закономерностей социальной эволюции человека в онтогенезе.

При этом признается, что социальная эволюция человека в онтогенезе происходит на основе базовых факторов, среди которых выделяются внутренние и внешние факторы. «Исходные внутренние факторы – биологические задатки, внешние факторы – культурные (этические) и социальные (ценности идеологии общества) и вытекающие из них требования общества. Диалектика взаимодействия внешних и внутренних факторов преобразует социально значимые внутренние биологические факторы в био-культурно-социальные, а освоенные и присвоенные внешние (этическую систему) – во внутренние. Такими развивающимися внутренними факторами эволюции личности являются мышление, воля, биокомплекс, формирующийся на основе инстинкта, освоенные этические категории и порождаемые ими потребности» (выделено нами – Г. З., О. З.).

В основании биокомплекса лежит «инстинкт как способность сохранения жизни – самый общий – включает три вида способностей: самосохранения, сохранения рода и инстинкт коллективности (сохранения коллективов разного уровня)». Все это сооружение возводится ради того, чтобы доказать, что инстинкт коллективности – важнейшая характеристика человеческого общества. «Инстинкты развиваются в биокомплексы, биокомплексы формируют потребности (другие источники потребностей будут рассмотрены далее), потребности вызывают желания, желания вызывают действия. Желания я буду называть также волей. Воля стремится к свободе – это ее имманентное свойство». Биокомплексы рассматриваются как исходная клеточка развития человека, и их назначение после рождения человека «определено инстинктом самосохранения и больше ничем. У родившегося человека воля естественно приводит к действию, т.е. свободна, т. к. сама воля еще очень примитивна и определяется инстинктом самосохранения и вследствие того и внешнего противодействия не вызывает. Остальные инстинкты (кроме самосохранения) присутствуют в родившемся человеке как задатки или открытые программы, потенциально, как несформированные источники потребности, которые будут постепенно формироваться в соответствующие биокомплексы, причем, как они будут формироваться, зависит как от генетической программы, так и от среды – материальной и духовной, в которую они попадут» (выделено нами – Г. З., О. З.).

Дальнейшее изложение происходит по схеме развития биокомплекса переходом на усложняющиеся этапы: биологический, коммуникативный, экзистенциальный, рефлексивный, духовный, духовного зрения. «Движение от этапа к этапу, от уровня к уровню идет не путем замены одного другим, а путем наслоения на предыдущий последующего. Это наслоение осуществляется не сразу, а постепенно, по мере эволюции уменьшаются предыдущие слои и начинает статистически преобладать последний» .

Н. Л. Румянцевой на основе развития биокомплексов построена концепция социальной эволюции человека в онтогенезе, в которой «базовыми факторами эволюции являются: внутренние факторы – ментальная сфера (тип мышления), психическая сфера (состояние воли), этическая сфера (освоенные этические категории) и социобиологическая сфера (сформировавшиеся из инстинкта сохранения жизни биокомплекс сохранения жизни и потребности) – в их взаимодействии; внешний фактор – требования общества» . По сути, в данной концепции в конечном итоге, следуя приведенной цитате, главное внимание придается внутренним факторам.

Но возникает судьбоносный вопрос для понимания самого человека: как возможно «вырастание» этих ментально-психо-этически-социальных внутренних факторов из биокомплекса? Био – это материально-физическо-химическое, это, прежде всего, тело человека. Оно есть и у животного, но вышеперечисленных внутренних факторов нет даже у самых высокоразвитых животных, у обезьян. По-иному этот вопрос звучит так: почему, несмотря на проведенные многочисленные опыты в 20-30-е годы ХХ века, обезьяна так и не превратилась в человека?

Удовлетворительного ответа в предлагаемой концепции, как и в формате материалистической диалектики, нет и не может быть, как говорят, по определению. Но ее сторонники до сих пор придерживаются своего ложного воззрения, которое исходит из того, что эволюция следует «неизбежному развитию» в сторону «большей гуманности» – бездоказательных домыслов, исходящих из принципа: «это должно быть так, ибо нам так приятнее представлять своих предков» .

Положительной оценки гипотезы о развитии человека из биокомплекса быть не может потому, что в ней изначально заложено отвержение того фундаментального факта, что человек – это есть прежде всего дух и именно его внутренняя духовность отличает его от всех иных живых родов и видов, в том числе и от обезьян. Материалистическая диалектика и основанный на ней системный подход изначально и полностью игнорируют этот живой факт. Традиционная механико-материалистическая наука вынесла за свои границы проблему существования духовного мира как основополагающей стороны целостной реальности. Тем самым она расписалась в своей односторонности – исследовании лишь материальности, т. е. только физически-химических свойств материи.

Анализируемая здесь концепция социальной эволюции человека в онтогенезе не может основательно объяснить, каким образом биокомплекс превращается в духовность и тем более в духовное зрение. В чем суть скачка из био в духовность? Да и был ли вообще-то такой скачок? Согласно всей фабуле анализируемой концепции все то, что названо внутренними факторами, определяется именно влиянием внешних факторов – общественных отношений, которые заключают в себе коллективность. Но как, каким образом это внешнее превращается во внутреннее?

Социальная наука до сих пор никак не может объяснить тот факт, что даже у самых высокоразвитых животных внешние общественные отношения никогда не превращаются в качественно человеческие внутренние свойства и способности. Более того, и так называемая гуманитарная наука этого объяснить не может, ибо ее исходная специфика определялась тем, что гуманизм возник как нечто якобы человеческое, но без внутреннего духовного мира человека, без признания определяюще-оплодотворяющей роли духовно-нравственных ценностей целостной жизнедеятельности личности. Современному человеку, которому пару веков подряд вменяли-вдалбливали, что гуманизм – это насквозь позитивный социальный прогрессизм, нет дела к тому, что человек есть, прежде всего, духовное существо, что существует духовный смысл человеческой жизни и чем должна определяться суть каждого свободно-ответственного поступка как человеческо-человечного.

Гуманитарной науке до сих пор так и не удалось выдать «на гора» точного, незыблемого, однозначного, инвариантного, то бишь сугубо научного, физического, позитивного знания. Она «пыталась выдать свой псевдонаучный гнозис за вполне концептуально адекватный гуманитарному онтосу, выписывая налево и направо рецепты «рационального» управления реальным онтосом, как и его конструктивной-де переделки, не пренебрегая в связи с этим ни познавательным насилием над реальностью, ни концептуальными натяжками, ни правдоподобной ложью, охотно оправдывая лукавые реформы, разорительные революции, братоубийственные войны, бесцеремонные захваты, хищные империализмы» . Но само по себе изначально искаженное гуманитарное мировидение и мировоззрение не понимает «самого гуманитарного феномена в виде человека и человечества» и не представляет «себе действительности – и не надуманной – сути всего через посредство науки обоснованно-де творимого» (выделено нами – Г. З., О. З.). Поэтому и сама гуманитарная наука выступает лишь искаженной поверхностной схоластической полуфикцией, которую-то якобы и исследует та же гуманитарная, а шире – социальная наука. И ситуация кардинально не изменится, пока эта профанная гуманитарная наука не будет заменена новой человекомерной наукой, исследующей целостность человека и прежде всего его духовность и человечность как исходно-специфические начала-качества-отличия от всего иного живого.

Традиционно вменяемое положение о том, что человек произошел от обезьяны, до сих пор господствующее в формате социо-гуманитарной науки, при размышлении о поиске специфики внутренней природы человека, отличающим его даже от высших животных, делает совершенно непонятным (но он и есть заглавный для понимания человека!) вопрос: как, каким образом человек произошел от обезьяны? Откуда появились те основания, качества, способности, специфика, которые свойственны именно человеку, но отнюдь не свойственны обезьяне? Эти вопросы есть фундаментальные для понимания сути, природы человека как особого, специфического живого рода.

Гипотеза об изначальном потенциальном коде человечности личности

По сути, в основе нашего критического анализа концепции социальной эволюции человека в онтогенезе является выдвижение и первоначальное обоснование гипотезы о том, что в человеке как таковом заложен изначально потенциально код человечности, подобно тому как биологичность тела человека заложена в его геноме, который присущ всему роду человеческому и каждому его отдельному представителю. При этом в науке в середине 60-х годов прошлого столетия была выдвинута гипотеза о мемах, которые наследственно передают специфику социокультурых начал человеческой жизнедеятельности. Здесь наблюдается некоторое сходство с коллективно бессознательными архетипами, которые исследовал К.-Г. Юнг. При этом он подчеркивал, что «речь идет не о расовой наследственности, а о характеристиках, общих для всего человечества. Речь также идет не об унаследованных идеях, а о функциональной предрасположенности порождать такие же или очень похожие идеи. Позднее я назвал эту предрасположенность архетипом» .

В нашем исследовании речь идет о том потенциальном внутреннем коде, из которого и развертывается-развивается именно человек. По сути, мы углубляемся на новый наиболее сущностный онтологическо-сакральный уровень постижения человека, где скрывается исходная потенциальная синкретичность особого человеческого рода – человечность. Она в ходе развертывания жизнедеятельности каждого человека проявляется во множестве форм живой действительности, способствующих становлению человечного человека – личности. Этот код человечности становится тем ключом, который открывает понимание главной специфики человека как выразителя целостного Универсума, где, отсвечиваясь друг в друге, взаимно функционируют и развиваются духовное, биологическое и социальное начала в жизнедеятельности человеческого рода.

При этом наши дальнейшие размышления-поиски истинной специфики человека позволили обратить внимание на положение, сформулированное более века назад С. Н. Булгаковым в работе «Философия хозяйства», об универсе и человечности как духовной силе, единящей мир. Универс – «это изначальное, метафизическое единство человечества, эта человечность есть положительная духовная сила, действующая в мире, его единящее начало» (выделено нами – Г. З., О. З.). Дальнейшие рассуждения позволили аргументировать понимание о том, что человечность-универс – это то глубинное сакрально-онтологическое вечное начало, исходный код, где изначально «вмонтирована», «покоится» истинная природа человека-личности. Человечность-универс является исконным единящим духовым началом развертывания человеческой реальности-мира, выступает глубинным основанием предстоящего со-творчества мира как процесса развертывания исходной синкретичности.

Говоря о специфике человека великий философ М. Мамардашвили в своих работах очень много раз и по-разному аргументировал, что «человек не есть природа», что «ситуация человека – это когда у него нет никаких гарантий, природных механизмов, способных помочь ему автоматически стать человеком». Объясняется это тем, что «человек – это больше, чем психика: человек – это дух» (В. Франкл); что «мы не просто биологические машины и высокоразвитые животные, но и безграничные поля сознания, превосходящие пространство и время» (С. Гроф). Можно привести и много других подобных пониманий у различных авторов. Но все эти положения и их аргументации нисколько не убеждают материалистов-диалектиков.

Здесь весьма важно понимать, что уже более 30 лет формируется новая постнеклассическая человекомерная наука о целостности реальности и человека, где на первый план выходит не материя, а сознание, которое сущностно размышляющие ученые начали исходить из того, что, во-первых, сознание понимается как столь же фундаментальный аспект реальности, как пространство, время и материя, а может быть – еще более фундаментальный ; во-вторых, человеку присуща не просто био-социальная, а единая триипостасная – духовно-био-социальная природа; в-третьих, свобода-ответственность личности является духовно-нравственным архетипом-маркером жизнедеятельности, который соотносится с понятием «время-пространство» при понимания физического мира. Следовательно, целостное миропостижение и понимание целостного человека требует не схоластическо-извращенного мировидения в формате материалистической диалектики, а триалектического мышления, в формате которого научное рациональное знание с необходимостью взаимодействует с вненаучными знаниями – философскими, религиозными, образными, художественными, обыденными и прочими формами человеческого знания.

Но такой подход к познанию человеческого мира-хозяйства, к большому сожалению, пока не получил широкого дальнейшего обоснования-раскрытия. Но с целью понимания глубинной природы человека-личности как свободно-ответственного творческого базового субъекта хозяйствотворения мы и начинаем формировать УНОМИКУ как новую судьбоносную спасительно-интегральную науку о познании и развертывании человечности для выживания человека/человечества .

Критикуя теорию биокомплекса в формировании человека, мы вполне солидарны с Н. Л. Рямянцевой, где она пишет об ответственности. Но проблема находится не на поверхности рассмотрения, но более глубоко в методологическом плане: свобода, оторванная от ответственности (воля, своевольность, вседозволенность), и дает все те античеловеческие решения-поступки, которые есть следствием непонимания человеком того, что он есть сам как личность. Личность – это тот человек, который понимая свободу вместе с тем, одновременно осознает и свою личную, личностную ответственность. В этом ключе мы и ввели в научный оборот понятие «свобода-ответственность» (прообраз того, что было введено в физике как понятие «пространство-время»). Вне самопостижения и реализации свободы-ответственности говорить о личности преждевременно. Вне этого само понятие «личность» является неким догматическим привычным симулякром, который не отражает истинного положения внутреннего нравственного мира человека. Вне свободы-ответственности говорить о личности – это не понимать ее глубинной сути, а иметь в виду лишь получеловека, который устремляется в большей части к зверочеловеку. Личность-симулякр не понимает истинного своего предназначения, своей миссии, того, что задача человека развернуть заложенную в нем исходно нравственность – духовно-нравственные ценности и мотивы. Это в понимании М. Вебера нечто схожее с ценностной рациональностью, которая находится глубже во внутреннем нравственном мире человека и предопределяет его целевую рациональность. Свобода-ответственность – это глубинный человечный архетип, который коллективно бессознательно «задает» особую специфику рода человеческого.

Господствующая вековая догма о био-социальной природе человека не дает внятного ответа, так как опять образуется разрыв между биологическим и социальным, которые можно назвать внутренней (биологической) и внешней (социальной) средой жизнедеятельности. При этом надо учесть, что социальность, как показали ученые еще во второй половине ХХ века, присуща и миру насекомых: рою пчел, муравейнику и пр. Но опять же социальность как взаимодействие особей не позволяет прямо «выйти» на человеческое, на человеческие отношения. Однако так называемой социальной науке нет до этого никакого дела, ибо она определила свой самостоятельно сформулированный догматический исследовательский коридор, а шаг в сторону от этого сознательно насажденно-вменённого коридора – это уже не наука; благо, что в РАН работает комиссия по борьбе с лженаукой, которая мучительно пытается «определять», что научное, а что ненаучное. Но, по сути, эта комиссия, включающая академиков, действует против постижения реальности: синкретичной, целостной, смыслопорождающей, сакральной. Она четко стоит на страже того, чтобы человек как целостное живое существо не подлежало «научному» постижению. Поэтому и внятно разъяснить, что такое «человеческое» традиционная, но и поныне господствующая механико-материалистическая наука не может по определению. В итоге всё так называемое одностороннее научно-схематичное догматическое «творчество» оказалось отражением того факта, что «незнание человека – это, может быть, наиболее сильное незнание в современной науке» . Отсюда и невозможность дать внятное объяснение-понимание собственно человеческого.

Уномика как наука о расшифровке божественных чертежей Творения и человека

В определенной мере следует согласиться с тем, что сегодня «наука стала настолько самодостаточной, что ее взгляд впервые за многие десятилетия обратился вне самой себя. Сами ученые обратились к религиям и религиозно-философским учениям за идеями, благодаря которым наука смогла бы продолжить свое развитие… Она стала перед лицом таких научных обобщений, осмысление которых под силу только цельному сознанию, всеобъемлющей мысли, в которой научная форма познания должна занять почетное место части глобального целого» . В русле такого рода рассуждений находится положение о том, что в условиях интенсивного поиска путей выхода в формат выживания человечества открылась фактическая необходимость формировать новую судьбоносную для человека науку уномику.

Одним из главных толчков для ее выделения стало изучение книги Фрэнсиса Коллинза, руководителя международного проекта, результатом которого стал расшифрованный геном человека, авторитетнейшего в мире генетика, физика по первому образованию (естественника!!!). «Доказательство Бога: Аргументы ученого». Его аргументы и доказательства, полученные в ходе расшифровки генома человека, дали новый импульс к качественно новым размышлениям о человеческой природе. Он заострил внимание на том, что геном шимпанзе сейчас расшифрован, на уровне ДНК он совпадает с нашим (человеческим геномом) на 96 % , и в ходе дальнейшего анализа он заключает: «Как ни интересно сравнение геномов, оно не отвечает на вопрос, что такое быть человеком. На мой взгляд, у людей есть некоторые особенности, о которых нам никогда не сможет рассказать одна лишь последовательность ДНК, сколько бы мы ни собрали информации о биологических функциях. Я говорю о Нравственном законе и поиске Бога. Если Бог не творил животных и человека по отдельности, это не значит, что не Он – источник свойств, отличающих людей, и не Ему обязана своим существованием Вселенная» . Анализ биологических свойств и функций человека, придание определяющей роли биокомплексу в человекообразовании не выявляет коренной, фундаментальной специфика человека. Поэтому есть все основания согласиться с Фр. Коллинзом в том, что «геном написан на языке Бога – том самом, с помощью которого Бог вызвал из небытия жизнь. Изучая этот главнейший из всех биологических текстов, я чувствовал великое благоговение. Да, конечно, он написан на языке, который мы понимаем очень слабо, и нам понадобятся десятилетия, а может быть, и века, чтобы в нем разобраться, и все же мы перешли через мост, вступив в совершенно новую область» . Но этого не может признать по определению традиционная механико-материалистическая наука, которая изначально задала себе бездуховный формат исследований и трактует человека как био-социальное существо. Но удивительный факт состоит в признании того, что «если мы ловим свою особую версию истины в научную сеть, не надо удивляться, что нам не попадаются доказательства существования Духа» .

С другой стороны, стоит принять во внимание то, что «следует напомнить, что при открытии Божественного Кода в 2004 году и в результате сопоставления структуры ДНК с древними еврейским и арабскими алфавитами было подтверждено, что созидающая сила Отца находится в нас и пронизывает весь окружающий нас мир. «Если использовать подсказки из мистической книги Сефер Йецира, мы обнаружим, что каждый элемент, составляющий нашу ДНК, соотносится с конкретными их буквами. В результате человеческая ДНК дословно прочитывается так: «Бог Вечный внутри организма» (выделено нами – Г. З., О. З.). В этом аспекте исследования важно вспомнить «пространства Козырева», которые не просто показали связь реальности с тенденцией гуманизма, на что указал академик В. П. Казначеев, но они, по сути, как раз и помогли понять, что христианство воплощает именно духовную константу, предзаложенную в со-Вести человека, отражающей голос Бога как всеохватывающей Любви.

Весьма интересными являются и последние результаты исследований в области медицины и генетики. Речь идёт, прежде всего, о результатах многочисленных экспериментов, выполненных в Институте клинической и экспериментальной медицины при Сибирском отделении РАН, которые позволили академику В. П. Казначееву обосновать вывод, что «живое вещество (Душа) сначала проектирует себя в виде голографического полевого образа и на основании именно этого образа строит свое конкретное земное биохимическое тело. Значит, есть две стороны жизни. И первая – та, полевая, голографическая сторона» (выделено нами – Г. З., О. З.). Академик П. П. Гаряев с коллегами экспериментально доказал, что такая голограмма возникает еще до появления на свет целостного организма, т. е., грубо говоря, информация, приходящая извне по отношению к эмбриону, заставляет его хромосомы создавать определенный волновой образ-голограмму, которая «диктует делящимся клеткам, когда и куда должны расти ноги, руки, голова. Волновой образ заполняется материей, подобно тому, как литейная форма заполняется литьем». По сути тем самым практически подтверждена одна из самых красивых библейских легенд о непорочном зачатии: кто-то должен был направить волновые голограммы, заставившие простые молекулы собраться в более сложные, вплоть до белков, ДНК и РНК и далее в сложный организм» .

Еще один факт, который в результате новейших экспериментов привел к пониманию того, что «дух человека влияет на его тело посредством молекулы ДНК, он строит соответствующее себе тело» . Но для раскрытия роли ДНК в этом процессе надо понимать, что, с одной стороны, в самой ДНК жизнь существует лишь в виде проекта ; с другой – в молекуле ДНК только 3-5 % (у отдельных ученых речь идет о 10%) ее наполняемости содержит привычную наследственную информацию от 46 родительских хромосом (23 – от отца и 23 – от матери); а в 95–97 %, которые среди генетиков совсем недавно еще назывались «генетическим мусором», оказались тем информационно-волновым «геномом», в котором именно и заложена изначальная «программа»-«код» очеловечивания. Но ее надо вспомнить, понимать, уметь развернуть, чтобы человекопободное существо «стало», «припомнило» себя как Чело-Века – Лица, обращенного к Вечности, вечным ценностям.

Очень важное положение обосновал Э. Б. Ахназаров (ему из-за его немарксистской ориентации не дали защитить докторскую диссертацию) в своей книге «Контуры эволюции», где он четко обосновал, что ««нет сознательной производственной деятельности, если нет индивидов, обладающих человеческим сознанием, а значит, орудийная деятельность вполне может быть бессознательной и нечего искать человека там, где нет такой мелочи, как человеческий мозг» (выделено нами – Г. З., О. З.). Но такое объяснение связано с больше с материалистическим подходом, ибо мозг есть «серое» вещество, хотя и с определенными свойствами-качествами. Здесь было бы правильнее говорить о сознании, а не мозге, ибо он является всего лишь биологическим «компьютером», который интерпретирует лучше или хуже идеально-духовные импульсы в ходе постижения реальности. Но даже в формате натуралистического подхода опять же возникает тот же сущностный вопрос; отчего, почему сознание «становится» именно человеческим?

Всё вышесказанное позволят более рельефно отобразить понимание онтологических истоков жизни и деятельности человека через дальнейшее становление человекомерной науки . В этом отношении весьма показательно, что, с одной стороны, произошла фиксация того положения, что «не мы создавали свою психику и свое сознание», но существует провокационная проблема поиска границы опыта и мира ноуменов, понимая, что для очерчивания границ возможного опыта необходимо «трансцендировать – выходить за границы опыта, а тем самым и за пределы науки» традиционной.

В этом плане мы вынуждены признать, что именно метафизика творит ломку научных парадигм, понимая, что «метафизика никогда не создает «нормальной науки», от нее всегда веет неким сумасшествием. Не случайно метафизика вторгается в развитие науки лишь в переломные моменты, когда происходит смена парадигмы. Всякая новая парадигма без остатка сметает принципы предшествующей парадигмы (хотя и не затрагивает большинства результатов «нормальной науки», освященной этой парадигмой). Принципы новой парадигмы – всегда сумасшествие, полное безумие, если их рассматривать с позиций предшествующей ей парадигмы» .

Это значит, что новая человекомерная парадигма, которая сегодня формируется и в основании которой лежит наша аксиома о единой триипостасной духовно-био-социальной природе человека-личности не просто непонятна в формате материализма и системности, но и отвергает-игнорирует то, что выше и глубже в понимании реальности, которую традиционная парадигма сводит лишь к ее физическо-химическим свойствам материи. Нынешняя «сумасшедшая» метафизика, которая признает, что человек есть бесконечное поле сознания (С. Гроф), а мир устроен по голографическому принципу (М. Талбот), не просто открывает двери новой парадигмы, но с необходимостью требует этой новой – спасительной для человека и Природы парадигмы миропонимания.

Творческий взор ученых, верящих в то, что у человечества есть шансы на выживание, направлен на поиск ответа на вопрос: в чем же заключена, состоит специфика человека вне биологического формата и не стоит (а мы думаем, что и невозможно в силу хотя бы выше приведенных положений других ученых) выводить такую отличительную специфику человека из биокомплекса? Мы понимаем, что все эти размышления о развитии биокомплекса авторы пытаются выстроить в его стройную теорию. Но пока она остается лишь гипотезой материально-натуралистической науки. Если даже она верна в таком формате, то всё же она не может стать основанием цельного постижения целостного человека, который имеет единую триипостасную – духовно-био-социальную природу. И в таком развертывающимся ныне целостном человековидении уж никак не обойтись без признания унома человечности как истинной исходной специфике человека как особого живого человеческого рода.

Начавшаяся формироваться уномика убедительно глубинно, а не просто схематично, подошла к доказательству ложности и извращенной трактовки той вековой догмы эволюционно-материалистической науки, согласно которой обезьяна в ходе эволюции превратилась в человека. Многочисленные опыты, проведенные в 20-30-х годах прошлого столетия, в том числе и в СССР, так и не смогли превратить обезьяну в человека, а тем самым экспериментально-научно доказали необоснованность и пустую фантазийность основной догмы материалистическо-биологического дарвинизма (кстати, в конце своей жизни он от нее отказался и признал, что «никогда, даже в самых крайних своих суждениях, я не был атеистом, отрицающим существование Бога» ).

Материалистики-диалектики все сводят к внешним влияниям, а самой человечности как внутреннего духовного кода человека (геном – лишь внутренний биологический код), отличающего его от всех обезьян и прочих даже высших животных, они не признают, ибо для них материя – ВСЁ!!! Наработанные научные положения сегодня новейшей наукой, ею осмысленные и отрефлексированные (в чем упорно сомневаются материалисты-диалектики), явно свидетельствуют о фундаментальном выходе человекомерной науки за границы традиционного механико-материалистического однобокого мировидения. Уже возникли и глубоко аргументированы знания, описывающие целостность реальности. Они четко и однозначно свидетельствуют, что в мире-бытии существует не только материя, но и дух, духовное измерение, которое оплодотворяет саму материю. Но односторонние материалисты-диалектики этого никак не желают признавать. В своем безграничном упрямстве они не желают признавать даже элементарного вопроса: а все ли их мысленные построения и аргументы тоже материальны? Или они всё же являются порождением духовного мира, присущего человеку, независимо от того, является материалистом или идеалистом?

Сегодня в свете новой человекомерной науки открывается видение и понимание того, что духовность и вера (а не нынешняя институциолизированная религия) – выше и глубже традиционно понимаемой науки. Человекомерная наука уже приступила к расшифровке божественных чертежей! И весьма жаль, что материалисты-диалектики (они же нынешние борцы с лженаукой) не обращают внимания на такие «мелочи», как живое, жизненное духовное измерение целостной реальности. В своем однобоком упрямстве они видят и не признают интуитивных и чувственных феноменов. Н. Л. Румянцева пишет: «Наука или перестанет быть логичной, доказательной, аргументированной, убедительной, или найдёт аргументацию и доказательства религиозных и вообще интуитивных, чувственных и сверхчувственных представлений. Я верю во второй путь, для меня то, что не доказано – пока гипотеза, на которую нельзя опираться». Странным является то, что, находясь в своем материалистическо-диалектическом окопе-погребе, они не пытаются расширять свое мировидение за счет новейших результатов научных экспериментов, ибо, к примеру, стремящимся более полно и глубоко постигать целостный мир, не могут игнорировать те результаты трансперсональной психологии, которые позволили сформировать новую карту человеческой психики и доказать, что духовность выше любых религиозных идеологий, а человек является бесконечным полем сознания. Это результаты 50-летних научных экспериментов, которые были многократно проведены во многих странах. Но для них и эти результаты научных экспериментов не являются аргументами. Смешно!.. И крайне невежественно!

Прав был П. Флоренский еще столетие назад в том, что «жизнь меняет науку, эта перемена совершается вопреки ее строго-консервативной сущности. Жизнь тащит на поводу упирающуюся науку… Тощая и безжизненная, как сухая палка, торчит наука над текущими водами жизни, в горделивом самомнении торжествует над потоком. Но жизнь течет мимо нее, и разрывает ее опоры» .

В заключение остается лишь повторить слова: «Путь к спасению лишь в пересмотре господствующих идей» (С. Франк).

Литература

1. Frankl V. E. Psychotherapy and txistentialism. N. Y.: Simon and Schuster, 1967. – С. 63.

2. Ильин И. А. Религиозный смысл философии. М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. – С. 310.

3. 4. 5. 6. 7. Румянцева Н. Л. Социальная эволюция человека в телеологическом системно-диалектическом подходе // http://peacesave.ru/index.php/proekty-budushchego/188-sotsialnaya-evolyutsiya-cheloveka-v-teleologicheskom-sistemno-dialekticheskom-podkhode

8. Бородай Ю. М. Эротика – смерть – табу: трагедия человеческого сознания. – М.: Гнозис, Русское феноменологическое общество, 1996. – С. 155.

9. 10. Осипов Ю. М. Гуманитарная мысль сегодня: от невольной научной квазиметафизики к вольной постнаучной метафизике // Философия хозяйства. 2018. № 3. – С. 13.

11. Цит. по: Беннет Е.-А. Что на самом деле сказал ЮНГ. – М.: АСТ: Астрель, 2009. – С. 72.

12. Булгаков С. Н. Философия хозяйства // Булгаков С. Н. Соч. в двух т. Т. 1. – М.: Изд-во «Наука, 1993. – С. 152.

13. Гроф С., Э. Ласло, П. Рассел. Революция сознания: Трансатлантический диалог. – М.: ООО «Издательство АСТ» и др., 2004. – С. 59.

14. Задорожный Г. В., Задорожная О. Г. Уномика. Пролегомены судьбоносной интегральной науки о спасительном развертывании человечности. – Х.: ХНУ имени В. Н. Каразина, 2019. – 164 с.

15. Налимов В. В. Спонтанность сознания. Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности. – М.: Академический Проект; Парадигма, 2011. – С. 220.

16. Богин И. Бог. Вселенная. Смысл. – М.: Беловодье, 2000. – С. 679.

17.-20. Коллинз Фрэнсис. Доказательства Бога: Аргументы ученого. – М.: Альпина нон-фикшн, 2008. – С. 109.

21. Брейден Грегг. Божественная матрица: Время, пространство и сила сознания. – М.: ООО Издательство «София», 2010. – С. 187.

22. Казначеев В. П. Живые лучи и живое поле // Чудеса и приключения, 1996, № 4. – С. 8.

23. Тихоплав В. Ю., Тихоплав Т. С. Физика веры. – М.: АСТ: Астрель; СПб.: ИГ «Весь», 2005. – С. 144-145.

24. Гончаренко М. С. Научные основы современного мировоззрения. Валеологический аспект. – Х.: ХНУ имени В. Н. Каразина, 2012. – С. 206.

25. «Ковчег жизни» на стапелях эволюции // Новый мир, 2000, № 12. – С. 171.

26. Ахназаров Э. Б. Контуры эволюции. – СПб.: «Недра», 2002. – С. 179.

27. Тихоплав В. Ю., Тихоплав Т. С. Кардинальный поворот. – М.: АСТ: Астрель; СПб.: Весь, 2005, с. 230.

28. 29. Захаров В. Д. От философии физики к идее Бога. – М.: Изд-во ЛКИ, 2010. – С. 40.

30. Богин И. Бог. Вселенная. Смысл. – М.: Беловодье, 2000, с. 125.